irmah: (Default)
[personal profile] irmah
Вместо "электрификации и советской власти" у нас теперь власть чистогана и повальная канонизация. Не успеешь оглянуться, как кого-нибудь задним числом уже воспоют, прославят, обожествят.

Вчера — обычный уголовник? Сегодня — мученик за идею, борец с тоталитарным режимом.
Вчера — безвольный, жестокий и тщеславный монарх? Сегодня — страстотерпец, средоточие добродетелей.
Вчера — коллаборационист, пособник фашистов? Сегодня — ум, честь и совесть какой-нибудь большой или маленькой нации.


Стоило ли сомневаться, что этот жадный канонизационный конвейер дотянется однажды и до Бориса Николаевича Ельцина, до человека, который, собственно, его и запустил?

Оказывается, называть девяностые "лихими" — нехорошо. Правильно называть их святыми. Так считает вдова Ельцина, защищающая мужа от клеветы и грязных нападок.

Впрочем, и без помощи Наины Иосифовны нападки постепенно сходят на нет. Время несется вперед. Впервые школу заканчивают дети, не заставшие не только Советского Союза, но и самих девяностых. Для поколения-2017 девяностые — лишь раздел учебника истории, не более. И знать о девяностых ребята будут столько, сколько требует ЕГЭ. То есть практически ничего.

В этом смысле жестокие телевизионные битвы между состарившимися либералами и одряхлевшими патриотами постепенно утрачивают смысл. Идущая им на смену молодая шпана не отличает эллина от иудея, Жукова от Керенского, Матросова от Колчака, Бурбулиса от Сабониса, Ельцина от Новосельцева.

Деградация мышления и образования накладываются на естественную социальную динамику, для которой не существует ничего вечного. Первыми в океане истории растворяются конкретные фамилии, отчества и имена. Как бы они ни были нам дороги, в каком бы граните ни были отлиты, каждое следующее мгновение вводит в обращение тысячи новых имён. Новые имена требуют места под солнцем. Они живут и умирают, любят и ненавидят, строят и разрушают, рожают и убивают точно так же, как предыдущие, но по-другому. В этом и состоит прогресс — следующие исторические грабли всегда расположены этажом выше.

Безжалостное к личностям, время не обладает властью лишь над идеями. Идея — вот тот сухой экстракт, который аккуратно пересыпается из старческой горсти в чью-нибудь розовую ладошку.

И любая канонизация, любая установка памятников или открытие просветительских центров — это не способ увековечить личность. Это способ застолбить место для идеи.

Можно не знать, кто такой Ельцин, но идея 90-х нам хорошо известна. Ведь невозможно не знать, что такое: товар, кредит, долг, рынок, приватизация, реклама, биржа, банк, безработица, акция, коллектор, киллер, ипотека, сутенер, страховка. Цепочка из этих простых и для кого-то священных понятий — при любой перемене слагаемых — неизменно оканчивается словом "война". Неважно, где — в Чечне, в Югославии, в Ираке, на Красной Пресне или на Донбассе. Концентрированное выражение идеи по имени Ельцин — это смерть, вырождение, война.


Это тихая, подспудная гражданская война, ведущаяся нелетальными средствами — война, в которой более достойные (сильнейшие или хитрейшие) с хрустом пожирают менее достойных (слабейших или честнейших). Она одевает в похоронный гранит окраины, рассаживает маленьких токсикоманов вдоль теплотрасс. Мы называем это рыночной экономикой.

Таким образом, сакрализация Ельцина, возведение ельцинских храмов и часовен — это не попытка отстоять чье-то частное имя. Это попытка защитить идею, уклад, курс, которым страна, не отклоняясь ни на градус, продолжает следовать уже двадцать пять лет. Конечно, этот курс обеспечивает материальное благосостояние вполне осязаемым родственникам Ельцина, именовавшимся ранее магическим словом "Семья". Семья получила свои отступные и неприкосновенность. Семье, конечно, не хотелось бы потерять — ни в статусе, ни в активах. Но подлинный страх у ельцинопоклонников вызывает вовсе не это, а нарастающая возможность реванша идеи противоположной.

Именно отсюда — антисоветский, канонизаторский зуд, желание впихнуть в каждый двор, на каждый расчищенный постамент по памятнику Солженицыну. Как будто чья-нибудь чугунная башка в состоянии остановить или притормозить безжалостные шестеренки истории.

Святые Девяностые? Ну что ж — помолитесь своим святым.

https://agitblog.ru/articles/obozhestvlenie-ubozhestv.html

Profile

irmah: (Default)
irmah

June 2017

S M T W T F S
    1 23
4 5 6 7 8 9 10
1112 131415 16 17
1819 20 21 22 23 24
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 08:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios